Михаил Шемякин


Просмотров: 111
Нет комментариев

4 мая — день рождение одного из самых сложных, но одновременно известных во всем мире русских скульпторов — Михаила Шемякина. Несмотря на долгие годы, проведенные в восточногерманских землях СССР, Франции и США, на протяжении всей его творческой жизни русская история остается центральной темой, вдохновением и основой его монументального искусства.

Калининград

В восточногерманских землях СССР Михаил Шемякин прожил с 1945 по 1957 год, когда его отец, полковник Михаил Петрович Шемякин, был назначен комендантом Калининграда (до 1946 года — Кенигсберга). До отставки, Шемякин-старший служил комендантом многих восточногерманских городов, что позволило его сыну проникнуться и полюбить историю прусской земли, глубоко пропитавшей историю России. Спустя почти 70 лет, в Калининградской области им будет установлен пронзительный монумент русским солдатам, погибшим в ходе Гумбинненского сражения в августе 1914 года. Колесо личной судьбы Шемякина трансформируется в колесо судьбы русского солдата, погибшего в боях “забытой войны, изменившей ход истории”. Война, не нашедшая отражения в культуре и коллективной памяти страны, принимавшей в ней участие, стала личной трагедией людей, образы которых воплощены в фигурах двух женщин, простирающихся руки к распятому на колесе солдату. И только в пьедестал монумента вмонтированы разрушенные во время бомбардировок шкафы, архивные документы, карты и фотографии, как следы времени, оставшиеся за пределами нашего зрения.

Кстати, это едва ли не уникальный случай в творческой судьбе Михаила Шемякина, когда создание и установка памятника произошла по инициативе и финансовой поддержке частной компании. “Когда идея создания мемориального парка только зарождалась, мы стремились, чтобы он и его центральная точка – скульптурная композиция «Памяти забытой войны, изменившей ход истории» – дали возможность всем сотрудникам предприятий нашего производственного кластера, жителям и гостям города Гусева и Калининградской области прикоснуться к истории этого края, ощутить свою причастность к ней, — вспоминает президент GS Group Андрей Ткаченко. — Исторические события столетней давности оказали огромное влияние на нашу современность, но знаем об этих событиях мы очень мало. Символизм монумента Михаила Шемякина выступает в роли связующего звена между прошлым и настоящим, переводит сухой язык фактов на язык эмоций, высеченных в камне. Я убежден, что такие шедевры должны быть доступны людям не только в столицах, но и в малых городах, так как они способствуют формированию культурной среды вокруг себя”.

 

«Памяти забытой войны, изменившей ход истории»

Шемякин — символист, очень тонкий и вдумчивый, причем его символизм выходит за пределы макетов и скульптур, отражаясь в выборе места, времени, событий и героев, для которых он находил бронзовые формы памяти. Калининград стал практически уникальным местом, который сохраняет память о Первой мировой войне, забытой, но при этом заложившей часовой механизм бомбы, разорвавшей мир во время Второй Мировой войны. Упорство, с которым этот российский анклав сохраняет русскую память о вынесенной народной памятью трагедии за скобки, является близким Шемякину, сохранившему в течении всего своего творчества влияние каждой встречи, каждой пережитой эпохи, каждому прозрению.

Петербург

Фигура Петра Первого для творчества Шемякина стала центральной. Скульптуры, посвященные Шемякиным фигуре этого исторического деятеля, установлены не только в России, но и в Лондоне. Однако, памятник фигуре Петра, напряженной и уставшей одновременно, расположенный на территории Петропавловской крепости Заячьего острова, стала практически манифестом художника, наиболее выразительным воплощением его взгляда на личности и события.

Михаил Шемякин назвал свою работу, установленную в год переименования Ленинграда в Петербург,  “Мой мистический Петр”. Это был год не только возвращения блистательного имени утратившей свой статус столице, но и возвращения современного искусства из подполья и эмиграции, возвращение свободы высказывания, права говорить собственным голосом. И этим моментом Шемякин воспользовался. Его Петр предстал перед зрителями не при параде, в стоптанных башмаках и залатанных чулках, с фигурой непропорциональной лицу, но соответствующей масштабу личности, уставший, напряженный, близкий к человеку. Профессор Дмитрий Лихачев писал о работе Шемякина так: “Авангард начала XX века сомкнулся с народной культурой России допетровского времени, но лишь в творчестве Шемякина искусство обратилось к истокам трагического петровского разлома, когда соки живого дерева потешного скоморошьего искусства брызнули на народное искусство, способствуя появлению совсем новых ростков”.

Памятник Петру I на территории Петропавловской крепости («Мой мистический Петр») © Commons.wikimedia.org

По мнению Лихачева, искусство Шемякина является в метафизическом смысле обнажающим, а следовательно, соответствующим русской действительности. Петр, без парика, в штопаных колготках и сбитых башмаках, в его работе обнажен до предла. Он сидит во дворе Петропавловской крепости, окруженный казематами, где в свое время собственноручно пытал тех, кого считал злодеями. Шемякин словно нарочно посадил так близко к прохожему императора, вздернувшего Русь на дыбы, отправлявшего изменников на дыбу. К нему можно дотянуться рукой, если осмелится. И в тоже время, в памятнике Шемякиным воплощен Петр-человек, который любил, ел, болел, страдал и умер. Шемякин произвел переворот в сознании массового человека, перевернув все смыслы и акценты, спустившего бога на землю, легенду до потрепанного кресла, глыбу до уставшего человека.

Спустя четыре года, в 1995-м, художник продолжил метафизические изыскания трудной истории города, в котором он начал свой творческий путь. Памятник жертвам массовых репрессий, установленный на противоположном берегу Невы от легендарной тюрьмы “Кресты”, продолжил диалог скульптора с городом о двойственности человеческой натуры, общества и насилия как такового. Скульптуры, созданные Михаилом Шемякиным, представляют собой сфинксов, одна сторона которых повторяет образ мифического чудовища, а вторая — замученной женщины. И сам Шемякин, и впоследствии критики, в том числе Дмитрий Лихачев, описывая сфинксов, подчеркивали воплощаемый ими символизм разделенности страны, в которой одни граждане жили в неведении о происходящем, а вторые погибали, зачастую сами не зная, за что именно. Сфинксы словно проложили границу между живым и мертвым, миксируя смелость и активную позицию мертвых с мертвой пассивностью и страхом живых. Граница, раскол, амбивалентность, противостояние двух половин обществ стали глубинным смыслом скульптуры Шемякина.

Памятник жертвам политических репрессий, Санкт-Петербург © Петербург 24

Нью-Йорк

В США Шемякин переехал после 5 лет жизни в Париже. Возможно, прямой переезд из СССР в страну американской мечты художнику показался слишком резким, требовалась адаптация. Художник и здесь остался верным себе — его памятник профессору  психологии и философии Гарольду Юкеру , названный «Диалог Платона с Сократом», и установленный в Нью-Йорке у Университета Хофстра, сохранил принципы близости и обнажения авторитетов перед зрителями. Босой Платон беседует с бюстом учителя. Философ указывает на шар, лежащий на книги с именами мыслителей, живших на протяжении человеческой истории в разных уголках мира. Михаил Шемякин напоминает зрителю и будущим философам о пластах мудрости и открытий, совершенных задолго до их рождения, и ставших основой их деятельности и жизни. За столом, напротив Платона, стоит колонна, на которую можно присесть для того, чтобы представить собственные аргументы или контраргументы признанным гениям. Специальное приглашение от Шемякина к зрителю если не почувствовать себя равным, то как минимум, преодолев страх, вступить в диалог.

«Диалог Платона с Сократом», Нью-Йорк © liveinternet.ru

 

Поделиться ссылкой:

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован.